«Где в Баку можно купить баллончик со слезоточивым газом?» В Азербайджане местный блогер призвал «насиловать откровенно одетых» женщин

«Где в Баку можно купить баллончик со слезоточивым газом?» В Азербайджане местный блогер призвал «насиловать откровенно одетых» женщин

В Азербайджане призывы блогера «насиловать открыто одетых женщин, где встретите», актуализировали проблему приставаний и домогательств в общественных местах. Женщины в соцсетях делятся своими историями и обсуждают, как защититься от уличных приставал.

«Где в Баку можно купить баллончик со слезоточивым газом?» Этот вопрос, заданный в фейсбуке 25-летней Седеф, не вызывал у ее друзей ни малейшего удивления: все поняли, чем продиктован такой интерес. Сейчас в азербайджанском сегменте соцсетей активно обсуждают средства защиты от уличных нападений, пишет издание Настоящее время.

«Гормональный» скандал

Началось все с того, что в начале июля кинорежиссер и блогер Турал Сафаров, имеющий десятки тысяч подписчиков, опубликовал видеообращение, в котором оправдывал насилие над женщинами в открытой одежде. Дескать, при виде этого «в мужчинах начинают бушевать гормоны» и они уже за себя не отвечают. Когда же часть подписчиков ему возразила, Сафаров начал глумиться, оскорблять и уже прямым текстом призывать «насиловать открыто одетых женщин, где встретите».

У Сафарова нашлось немало сторонников, включая эстрадного певца Надира Гафарзаде, который ранее оправдывал «убийства чести».

В соцсетях началась кампания, которая, с одной стороны, требовала привлечь Сафарова к ответственности за призывы к насилию, а с другой – выступала против самой тенденции оправдывать насилие внешним видом жертвы, поведением или чем бы то ни было. Девушки и женщины стали делиться историями приставаний и домогательств в общественных местах, жертвами или свидетельницами которых они становились в последнее время.

Подключились также местные и региональные медиа, и под этим давлением правоохранительные органы были вынуждены начать расследование. Но закончилось все тем, что Сафарова лишь заставили принести публичное извинение.

Многие сочли эту меру недопустимо мягкой, особенно учитывая, что бывали случаи, когда гражданские или политические активисты получали реальный административный срок за то, что они якобы матерились на улице.

Приставания и домогательства в общественных местах – распространенная в Баку проблема, с которой неоднократно сталкивалась практически каждая женщина. Это может быть брошенный вслед «комплимент», озвучивания «эротических фантазий», разного рода предложения, преследования, прикосновения. И еще очень часто принято выкрикивать вслед девушки свой номер телефона. Женщины чаще всего делают вид, что ничего не слышат, и стараются поскорее уйти. Дать отпор большинство не решается, опасаясь разозлить приставалу.

  • «Убийства чести». За что в Азербайджане убивают и калечат женщин

«Вечный страх, который не отпускает»

Седеф говорит, что раньше относилась к уличным приставаниям даже с некоторым пониманием:

«Мне это казалось неким «ритуальным танцем», как в животном мире. Если кто-то шел за мной следом и предлагал познакомиться, я, как правило, реагировала с улыбкой, дабы не обидеть человека. Говорила: «Спасибо, не хочу». Хотя после такого ответа мужчины в Баку обычно не отстают, думая, что девушка просто ломается. Тогда в ход идет честное «Ты мне не нравишься» или самый эффективный ответ: «У меня есть любимый человек». Но после пандемии и войны все изменилось. Теперь в таких приставаниях я отчетливо ощущаю агрессию. И даже если к тебе не пристают открыто, но, идя по улице, все равно ощущаешь на себе агрессивные взгляды. Не думаю, что это стало прямым следствием пандемии и войны – скорее, они просто обострили ситуацию. Теперь каждый поход в магазин превращается в огромный стресс. Вечный страх, который не отпускает». Одну из основных причин уличных домогательств и сексуальной агрессии Седеф видит в том, что в Азербайджане тема секса крайне табуирована, и «это ведет к такому фактически девиантному поведению».

А Турал Сафаров, по мнению Седеф, просто не постеснялся высказать мнение многих мужчин.

«Давайте подвезу»

По вечерам, когда спадает жара, 40-летняя Тарана (имя изменено) выходит на прогулку, чтобы поддерживать себя в форме. Спортивные штаны, футболка, кроссовки, волосы, собранные в пучок на затылке. «Совершенный антисекс» – характеризует она свой внешний вид во время таких прогулок. Но даже самая скромная одежда, говорит она, не защищает от приставаний.

Інші новини  СБУ виявила три схрони диверсійних груп бойовиків на Донбасі: серед вилученого – вибухівка і протитанкові міни

«Я возвращалась через старые завокзальные кварталы, когда мимо меня проехала какая-то машина и остановилась чуть впереди. Я прохожу, она трогается с места, нагоняет меня и опять останавливается. И так раза четыре. На пятый раз я решилась, подошла к этой машине. Внутри сидел молодой мужчина, и я через открытое окно поинтересовалась, какого черта в XXI веке в центре современного города я не могу спокойно погулять? «Видишь, что я не реагирую на тебя, зачем продолжаешь?» Он стал оправдываться: мол, просто хотел предложить вас подвезти, почему вы такая агрессивная. Это совсем вывело меня из себя, я отошла, чтобы не прибить его. А он все продолжал кричать вслед: «Давайте подвезу!» Не успела я тридцати шагов пройти, как подъезжает еще одна машина. Внутри – два мужика в годах. Но на этих я уже таким испепеляющим взглядом посмотрела, что они сразу уехали».

  • «Откусил кусочек ноздри и губу прокусил». Смерть в результате домашнего насилия становится обыденностью в РФ

Такие предложения «подвезти» – еще один вид уличных приставаний. Активизируются такие «подвозильщики» преимущественно после наступления темноты. Женщина при этом может быть одета максимально скромно (как в случае с Тараной), может идти по оживленной улице или вообще стоять на автобусной остановке.

«Где в Баку можно купить баллончик со слезоточивым газом?» В Азербайджане местный блогер призвал «насиловать откровенно одетых» женщин
Порно как пособие по соблазнению

Анар (имя изменено) – владелец небольшого бара в центре Баку. Приходят сюда в основном свои, и это уберегает от неприятных инцидентов – никто ни к кому не пристает, посетительницы и официантки могут чувствовать себя в безопасности. На случайно заглянувших чужаков косятся с недоверием. Хотя, говорит Анар, даже некоторым из своих сперва пришлось объяснять, что приходящие сюда девушки – вовсе не легкая добыча.

«Очень многие в Баку уверены, что, если девушка ходит в бар или паб, значит, она гулящая и на все согласная. Я слышал это и от некоторых своих завсегдатаев и прямо сказал, что, если они будут плохо себя вести, я их больше на порог не пущу».

Анар считает приставание к женщинам в общественных местах прямым следствием патриархального воспитания.

«Большинство парней в Азербайджане растет с установкой, что приличная женщина должна скромно одеваться, ни с кем не встречаться до свадьбы и вообще сидеть дома и не высовываться. Таких женщин принято брать в жены. А все остальные, которые в эту формулу не укладываются, – развратницы, и с ними можно не церемониться. К тому же никаких навыков нормального общения с противоположным полом у этих парней тоже нет, и все представление о соблазнении ограничивается порнухой. Им кажется, что, если герой порнофильма может запросто предложить незнакомке на улице переспать с ним и она согласится, значит, это нормально и в реальной жизни тоже работает».

  • Домашнє насильство: «Я лягала спати і думала — ліпше б він не прийшов додому»

Вспоминая свой подростковый период, Анар сожалеет, что отец никогда не говорил с ним на такие темы. И надеется, что ему хватит смелости и убедительности, чтобы вести подобные беседы с собственным сыном, которому сейчас 12 лет.

«Постараюсь объяснить ему, какими должны быть нормальные, здоровые взаимоотношения между мужчиной и женщиной, чтобы он не попал под влияние тех же порносайтов или приятелей с извращенными представлениями. Когда я был подростком, интернета у нас еще не было, но приятели такие у меня водились. И, возможно, меня самого спасло лишь то, что я по натуре был очень робким».

Стереотипы про внешний вид

Схожего мнения придерживается гендерная активистка Вафа Наги. Она также считает, что в основе уличных приставаний лежит консервативность общества и бытующие в нем стереотипы. Ярлык «гулящей», говорит она, наклеивается на женщину по любому поводу.

Інші новини  СБУ заблокувала загальнонаціональний канал реалізації контрафактних цигарок

«Взять, например, внешний вид. В Азербайджане всегда косо смотрели на людей, одевающихся сколько-нибудь ярко, выделяющихся из толпы. И хотя в последнее время эта ситуация изменилась и сама толпа стала ярче, но только в центре Баку. В спальных районах все еще царят иные нравы, и редко какая девушка решится ходить там, например, в шортах, потому что это может быть небезопасно».

Сама Вафа несколько раз попадала в неприятные ситуации именно из-за шортов, отношение к которым в Азербайджане до сих пор болезненное.

«Несколько лет назад незнакомый человек на улице плюнул мне в лицо и обозвал проституткой за то, что я была в шортах, – рассказывает она. – И много раз, когда я в таком виде садилась в маршрутные такси, сидевшие там женщины возмущенно выходили из салона и заявляли водителю, что не желают ехать со мной».

«А однажды уличный приставала и вовсе избил меня за то, что я ответила на брошенную в мой адрес скабрезность. Это было в очень оживленном месте, на остановке маршрутных такси. Он ударил меня так, что я отлетела и ударилась о капот стоящей рядом машины. Потом ударил по лицу, порвал одежду. И никто за меня не заступился. А потом, когда я уже села в такси, сидевшая рядом женщина просто демонстративно отвернулась», – вспоминает Вафа Наги еще один случай.

По ее словам, еще относительно недавно, в 2013-2014 годах, люди на улицах вообще никак не реагировали на такие акты насилия, предпочитая не вмешиваться и не вдаваться в подробности, кто кого бьет.

«По общему мнению, если женщину лупят, значит, есть за что», – говорит она.

Второй основной причиной уличных приставаний Вафа Наги считает отсутствие механизма наказания. Точнее – пассивность правоохранительных органов.

«Относительно недавно в одном из сел Азербайджана вскрылся чудовищный факт – десять человек на протяжении долгого времени насиловали несовершеннолетнюю девочку. А в результате из этих десяти человек арестован был только один. Это, конечно, немного другой, но все же показательный случай – действия полиции зачастую неэффективны. И это делает преступников еще наглее, а жертв – еще беззащитнее».

  • Что делает полиция Германии в случаях домашнего насилия

Главное – доказать

По данным Госкомитета по статистике, в 2018 году в Азербайджане были зафиксированы 28 случаев изнасилований или попыток изнасилования, в 2019 году – 22 случая, а в 2020-м – 21 случай. Это самая малочисленная категория зафиксированных преступлений. На тот же 2019 год предумышленных убийств и попыток убийства приходится в десять раз больше – 231 случай.

При этом существует отдельная статистика обвинительных приговоров, вынесенных за «преступления против половой неприкосновенности и половой свободы». В 2019 году за это были осуждены 164 человека, в 2020 году – 127.

Теоретически привлечь к уголовной ответственности за домогательство в Азербайджане все же возможно. В случае с уличными приставалами это может быть как минимум статья «Хулиганство». Главное и самое сложное – доказать сам факт приставания:

«Доказать, например, что пристававший тащился за девушкой целый квартал, что он грубо нарушал общественный порядок, мешал свободно пройти, матерился, применял или угрожал применить насилие. Хорошо, если у жертвы есть свидетели, если она сама или кто-то другой сделал видеозапись или происходившее попало на камеру видеонаблюдения. В противном случае дело может закончиться ничем: просто ее слово против его», – объясняет правозащитник Эльдар Зейналов.

В случае, если приставание имеет явно выраженный сексуальный контекст – например, обтирания в транспорте, демонстрация половых органов или попытка залезть под одежду, – можно попытаться поднять вопрос о «насильственных действиях сексуального характера», говорит правозащитник.

Інші новини  У Тернополі 18-річну дівчину підозрюють у вбивстві студента з Конго

Что касается призывов Турала Сафарова, то, по словам Зейналова, помимо содержания его постов, должны оцениваться также размер аудитории и реальность угроз.

«Реакция полиции означает, что она его публикации всерьез не принимает. Насколько адекватна такая реакция – вопрос спорный. Например, на днях появилась информация, что на территории поселка близ Баку двое неизвестных затащили 32-летнюю женщину в автомобиль и отвезли в другой поселок, где изнасиловали. Если было бы доказано, что сделали они это, наслушавшись Сафарова, то его можно включить в число обвиняемых как подстрекателя», – говорит Зейналов.

  • Торговля людьми в Азербайджане: жертвой может стать любая

«Сама виновата»

Но помимо несовершенства законодательства и недоверия к органам правопорядка, от обращения в полицию и раздувания скандала женщин часто удерживает страх, что в случившемся начнут обвинять их самих. И страх этот вполне обоснован, говорит гендерная активистка Ниса Гаджиева. То же заявление Турала Сафарова – по сути, лишь гипертрофированная и грубо выраженная позиция, которой придерживается немалая часть жителей Азербайджана, считает она.

«В таких вопросах азербайджанская полиция порой руководствуется не законом, а менталитетом, – говорит Гаджиева. – А согласно менталитету, женщина сама виновата в том, что к ней пристают и домогаются. Эта установка накрепко вбита в сознание социума, включая даже полицию. То, как была одета женщина, в какое время суток произошло нападение и так далее, – все это, в глазах социума, может служить оправданием преступника и перекладывать часть ответственности на жертву. Конечно, бывают случаи, когда полиция расследует такие дела как положено, но иногда страх подвергнуться нападкам слишком велик, чтобы женщина хотя бы попыталась добиться справедливости. А в наиболее консервативных семьях девушки боятся рассказать о приставаниях даже собственным родителям, потому что, опять же, те могут счесть виновными их самих и окружить запретами вместо того, чтобы защитить».

«Неуверенность в себе»

В азербайджанском законодательстве существует статья 36 Уголовного кодекса, которая признает право граждан на необходимую самозащиту в случае, когда кто-то посягает на их жизнь, здоровье или права. При этом запрещено использовать оружие и спецсредства (к которым относится и вышеупомянутый баллончик со слезоточивым газом, так что использовать его против уличных приставал лучше не стоит). Это ограничение снимается лишь в том случае, если нападавший сам вооружен или их несколько.

«Где в Баку можно купить баллончик со слезоточивым газом?» В Азербайджане местный блогер призвал «насиловать откровенно одетых» женщин

С другой стороны, в статье о «необходимой обороне» ключевое слово – «необходимая». Под этим подразумевается, что жертва причинит нападающему ровно столько вреда, чтобы обезопасить себя. Если, отбиваясь от нападающего, женщина как-то его покалечит и дело дойдет до суда, то ей может грозить реальный срок за превышение пределов самообороны.

«Скажут, например, что нападавший всего лишь хотел попросить у нее телефон или максимум ущипнул бы до синяка. Мол, он «еще ничего не сделал», а ему воткнули в руку маникюрную пилку, умышленно нанеся легкий вред здоровью», – объясняет Эльдар Зейналов.

Правозащитник полагает, что опасения оказаться в роли обвиняемой, часто психологически разоружают жертву, парализуя ее желание защищаться.

Ниса Гаджиева придерживается иного мнения. На ее взгляд, зачастую жертвы не пытаются оказывать сопротивления элементарно из-за того, что их парализует страх, а патриархальное воспитание не позволяет с этим страхом справиться:

«В патриархальных обществах у женщин самооценка в целом ниже, чем у мужчин. Поэтому порой они просто не верят в свои силы. В том числе в физические. В таких обществах, как наше, девочки очень редко занимаются боевыми видами искусства, которые, кроме прочего, необходимы для самообороны. Но даже если женщина владеет какими-то приемами, даже если она объективно может победить нападающего, порой она не применяет эти свои умения из-за неуверенности в себе».

Автор: Ника Мусави; Настоящее время

Події та кримінал