Голодовки заключенных в Беларуси. «Каждую неделю здесь хуже и хуже»

Голодовки заключенных в Беларуси. «Каждую неделю здесь хуже и хуже»

Четверо политзаключенных в Беларуси в последние дни начали голодать в заключении. Двое из них – Игорь Лосик и Игорь Банцер – держат сухую голодовку. Игорь Лосик и Сергей Петрухин порезали себе вены.

11 марта во время заседания суда арестованный Дмитрий Фурманов объявил голодовку из-за нечеловеческого обращения в тюрьме города Гродно. Он — один из фигурантов так называемого «дела Тихановского»: оппозиционного блогера Сергея Тихановского, который собирался баллотироваться на президентских выборах, обвиняют в организации массовых беспорядков, разжигании социальной вражды, препятствовании работе ЦИК и организации действий, грубо нарушающих общественный порядок. С 6 марта, уже во второй раз, о своей голодовке объявила швейцарка белорусского происхождения Наталья Херше. К ней в тюрьму не доходят письма, и она решила таким образом обратить на это внимание.

  • Один из блогеров в Беларуси второй месяц держит голодовку в тюрьме: «Я готов мучиться, умереть, но не сдаться»

Обо всех этих случаях написала в фейсбуке педагог, писатель, бывший член Координационного совета Анна Северинец: «Я больше не могу воспринимать действительность без мата. Наши политзаключенные начали резать в тюрьмах вены: сегодня Петрухин и Лосик. Не могу, чувствую себя виноватой. Кажется, они перестали на нас полагаться. На сотни тысяч из нас».

Белорусский журналист, основатель оппозиционного телеграм-канала «Беларусь головного мозга» Игорь Лосик объявил сухую голодовку и попытался порезать руки на глазах у следователя после того, как ему предъявили новое обвинение. По какой статье – не уточняется. Арестован Лосик был еще до президентских выборов (25 июня в Барановичах после обыска), по обвинению в «подготовке к нарушению общественного порядка». В середине декабря ему предъявили обвинение ещё и в «подготовке к участию в массовых беспорядках». По этой статье ему грозит до 8 лет лишения свободы. Тогда Лосик также объявлял голодовку, которую закончил на 42-й день, так как был тронут тем, что люди в знак солидарности с ним тоже голодали за пределами тюремных стен.

11 марта в инстаграме было опубликовано его отчаянное письмо, в котором он говорит, что не в силах больше бороться:

«У меня нет иллюзий, я думаю, что пройдет пять лет, и там я умру. Нет желания что-либо делать, столько сделано, и все напрасно, никого ничего не трогает. Если честно, вряд ли что-то изменится. Все сядут, остальные уйдут или успокоятся, Россия поможет деньгами и так несколько лет. Я устал ждать и надеяться на хорошее, а в ответ каждую неделю в течение восьми месяцев становится только хуже и хуже. Лучше бы просто расстреляли, да и не видеть этого всего», – написал Лосик.

Супруга Игоря Дарья Лосик опубликовала в интернете обращение, в котором она говорит о мотивах, по которым ее супруг объявил голодовку, – колоссальное бесправие, издевательства. Дарья при этом задает вопрос, что ее муж делает в тюрьме и почему был арестован.

– Намерен ли он был действительно лишить себя жизни или это был крик о помощи?

Інші новини  Суд принял очередной иск против скандального сайта mind.ua главреда Евгения Шпитко на 1 млн грн

– Я знаю, что Игорю были предъявлены новые обвинения, более тяжелые. Сказать конкретно, какая статья, я не могу, потому как адвокат находится под подпиской о неразглашении. Его реакция – на новые статьи обвинения. Приехал следователь для предъявления обвинений, и он вскрыл себе вены, охранники тут же обработали ему раны. В последнее время я получаю очень пессимистические письма от него. Зная своего мужа, я боюсь, что он действовал со всей серьезностью.

– О каких нечеловеческих условиях шла речь?

– Я опубликовала свое первое видеообращение в конце сентября, и тогда моего мужа поместили в общественный туалет, в котором постоянно воняло, потому что не работал слив, а он находился рядом с блоком приема пищи. И к нему подселили сокамерника с педикулезом, безо всякой санобработки. Там он провел ровно сорок дней, после чего его перевели уже в другие условия. Я до сих пор не знаю, как он сейчас. Держим с ним связь через адвоката и посредством писем, которые тоже, бывает, доходят с перерывами.

– В обращении вы выражаете готовность встретиться с Александром Лукашенко. Какие вопросы вы хотели бы ему задать?

– Действительно ли мой муж виноват в том, в чем его обвиняют? И если он невиновен, то почему он 8,5 месяцев находится в тюрьме и подвергается физическим и психологическим пыткам? – говорит Дарья Лосик.

11 марта на такой же отчаянный шаг пошел еще один политзаключенный – блогер Сергей Петрухин. Он вскрыл себе вены в Могилевском СИЗО, чтобы не попасть в камеру с заключенными с «низким статусом». Еще 25 февраля Петрухина внезапно перевели в камеру, где находились еще два человека, один из которых имел проблемы с психическим здоровьем, а второй был обвинен в изнасиловании подростка. Петрухин сделал вывод, что администрация таким образом решила надавить на него. Согласно тюремной традиции, со временем такой статус получил бы и он.

  • Реалии «минских застенок» на Окрестина

Политзаключенный потребовал от начальства перевести его в другую камеру. А после отказа достал лезвие из бритвы и порезал руку в трех местах. Медики наложили ему три шва, а администрация СИЗО за такую провинность отправила блогера в карцер – с 27 февраля по 17 марта. Петрухину грозит до трех лет колонии. Его обвиняют в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, оскорблении представителя власти, оскорблении судьи.

11 марта о голодовке объявил соратник Сергея Тихановского Дмитрий Фурманов. Он заявил, что условия в гродненской тюрьме невыносимы. Отец Дмитрия Александр Фурманов рассказывает об условиях, в которых содержится его сын:

– Мы узнали о том, что он объявил голодовку в четверг, потому что, во-первых, его на пять суток поместили в карцер, а причина ему неизвестна. Во-вторых, уже больше месяца вне камеры он находится в наручниках, все перевозки на суды, прогулки, в душ – все в наручниках. Якобы он начал представлять какую-то опасность для администрации. Он уже восемь месяцев просидел без наручников, а теперь на него оказывается такое давление, и он не понимает почему. Срочную или бессрочную, сухую или мокрую, мы не знаем, мы только знаем, что он объявил голодовку. Писем от него мы пока не получили. Мы общаемся только письмами, свиданий нам не разрешают. Наша семья тоже раньше держала голодовку. Его мать Ольга Ивановна, его гражданская жена, мы сидели напротив тюрьмы на Володарского и голодали в знак протеста, когда его только задержали. Могу только сказать, что он пишет хорошие, добрые, позитивные письма, сам получает до 40 писем в день от неравнодушных людей, друзей, соратников, и связь с внешним миром у него есть.

Інші новини  Суд принял очередной иск против скандального сайта mind.ua главреда Евгения Шпитко на 1 млн грн

МВД угрожает создателям 1000 «дворовых чатов» уголовной ответственностью за создание экстремистских формирований pic.twitter.com/Pv1snSbyQi

— Чай з варэннем (@belteanews) March 14, 2021

Правозащитник Роман Юргель объясняет обстоятельства дела против Дмитрия Фурманова:

– Дмитрий был координатором по сбору подписей за Светлану Тихановскую по Гродненской области. Официально, согласно избирательному кодексу белорусского законодательства, 29 мая собирал подписи на площади Советской в Гродно. Сидел за белым столиком, к нему стояла очередь желающих подписаться, он заполнял подписные листы. И тут в восемь часов вечера была совершена провокация в отношении Тихановского и его группы поддержки органами милиции. Две женщины приставали к Сергею, хватали его за руки, преследовали, тот закричал «Это провокация!», его задержали и повели к автозакам с минскими номерами. В этой суете кто-то толкнул милиционера, он упал. Задержали и Фурманова, к нему подошли шестеро омоновцев, прямо с его этим креслом подняли, с подписными листами, с паспортом одной женщины даже, и понесли в автозак. Всех девятерых фигурантов по так называемому гродненскому делу обвиняют по двум статьям уголовного кодекса: 342, часть первая, «Подготовка к массовым беспорядкам» и 364 статья – «Угроза насилия и насилие в отношении сотрудников милиции».

Сухую голодовку уже 11 дней держит и еще один заключенный, лидер гродненской рок-панк-стрит группы Mister Х Игорь Банцер. Врачи говорят, что если он продолжит отказывать себе даже в воде, то через несколько дней может умереть. В последний раз его задержали за танец в стрингах перед сотрудником милиции, позже он явился в суд в розовом и с розовым флагом, в результате чего на заседание его не пустили. Тогда он сказал: «Я решил показать, что вся судебная система Беларуси – это фарс».

После выборов музыкант трижды отбывал административный арест за участие в митингах. В общей сложности в заключении он провел 18 суток. Затем, 20 октября он был задержан в собственной квартире, его поместили сначала в одиночную камеру, затем на принудительную психиатрическую экспертизу, по результатам которой его признали адекватным. С 3 марта он держит сухую голодовку.

  • Вести из белорусских изоляторов: Вся страна в тюрьме
Інші новини  Суд принял очередной иск против скандального сайта mind.ua главреда Евгения Шпитко на 1 млн грн

Банцер считает свое дело политически мотивированным. Он отказался от адвоката и предоставил ходатайство, чтобы судебный процесс над ним проходил на белорусском языке. Ходатайство было отклонено. Пока Игорь находится в заключении, его семье помогают друзья и коллеги. В интернете стали продаваться майки и кружки с символикой группы Mister X в знак солидарности с задержанным лидером коллектива. В Германии представители лейбла, с которым сотрудничает гродненская группа, запустили кампанию #freebancer. Фанаты футбольного клуба «Санкт-Паули» из Гамбурга на стадионе вывешивали баннеры в поддержку Банцера, а также делали граффити.

Гродненский правозащитник, представитель Белорусского Хельсинкского комитета Роман Юргель, рассказывает об Игоре Банцере:

– Игорь Банцер – интересный, сильный, творческий человек. У него жена и трое детей, ему 41 год. Вегетарианец, не употребляет алкоголь. Первые проблемы у него начались в сентябре, они что-то отмечали в кафе, выбежал к милицейскому «козлику» и стянул штаны, что-то станцевал. Завели на него дело, и с 20 октября Игорь Банцер находится в СИЗО №1, ему вменяют статью 339 «Хулиганство», грозит до трех лет тюрьмы. Так бы он отделался штрафом, но сейчас все изменилось. 12 марта состоялось очередное заседание суда, он девятый день голодает, объявил сухую голодовку, и это очень опасно. Сажать многодетного отца на три года за то, что он танцевал в нижнем белье, – это абсурд. И СК, и прокуратура обвиняют протестующих по самому жесткому сценарию.

  • Жительница Минска провела 5 суток в застенках сатрапов

Журналист Анджей Почобут, комментируя сложившуюся ситуацию, полагает, что такое большое количество случаев голодовок политзаключенных свидетельствует о нечеловеческих условиях содержания:

– Очевидно, что когда человек решается на такие экстремальные шаги в условиях заключения, на него оказывается очень жесткое давление. Единственная доступная им форма защитить свои права – самоповреждение, как это ни парадоксально. Сергей Петрухин прямо сказал, что это вызвано невыносимыми условиями содержания. Ситуация Игоря Лосика усугубляется еще тем, что он еще от предыдущей голодовки не отошел, и его организм ослаблен. У него тоже времени очень мало. Цель – сломить их. Однако всегда есть риск, что последствия могут быть необратимыми. Это может вызвать резонанс, если появятся видео с пытками внутри тюрем, это может резко повлиять на общественные настроения внутри страны.

– Пытки уже были доказаны в августе.

– Так они тогда и вызвали эту волну. Самые массовые протесты были после появления доказательств этих пыток. А потом последовали попытки со стороны властей доказать, что это фейк, – говорит Анджей Почобут.

  • Украинский правозащитник после отсидки в белорусском изоляторе: «Рядовые милиционеры по злости не отличаются от ОМОНа»

Девушка Дмитрия Фурманова Ольга Каракина, чтобы поддержать его, решила также начать голодовку. В знак солидарности с Лосиком, Банцером и Фурмановым о голодовке заявила Марина Гарбуз, сотрудница фонда «Страна для жизни».

Автор: Екатерина Прокофьева; Радио Свобода

Події та кримінал